•  

    ХУДОЖНИКИ И СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА

    Мы переживаем сейчас интересный мо­мент в истории Октябрьской революции.

    Мы подошли вплотную к проблеме культурной революции.

    Последняя сессия ЦИК СССР, Москов­ская губпартконференция и XV партий­ный съезд открыли путь художникам, вы­разителям культуры.

    Путь расчищен. Как же идти? С каким багажем выступать в путь культуры для рабочих и крестьян?

    Наш советский художник должен помо­гать развитию дела революции. Наш ху­дожник должен быть культурным, а куль­турный гражданин у нас тот, кто способ­ствует или материальному, или духовно­-умственному благосостоянию страны. Сей­час в Москве собрался огромный педо­логический съезд, в 1500 делегатов. Перед страной съезд поставил вопрос: как луч­ше воспитать нового человека.

    Мы, художники, тоже должны ответить на этот вопрос.

    Мы, художники, обязаны помочь воспи­тать нового человека красивого, силь­ного мужественного борца за счастье трудящихся.

    Советский художник должен крепко задуматься о том, „что он делает, для кого он делает, и на что его картины пригодятся".

    Последнее двадцатипятилетие царизма в России и последнее двадцатипятилетие в Европе характеризуются безыдейностью, падением содержания в искусстве. У ху­дожников остался только глаз, а мышле­ние как будто атрофировалось.

    Что это означает политически? Художник не думает, а видит, а когда художник только видит и не думает, то это очень приятно царям и буржуазии.

    Страдания трудящихся, эксплуатация человека человеком, бессмысленность войн, вырождение от непосильного тру­да, преступная роскошь царей и буржуа­зии,—этого „глазной" художник не видит.

    „Глазной" художник видит только то, что поставят перед его глазами, а цари и буржуазия ставят такие предметы, ко­торые или помогают их правительствам, или, хотя бы, не мешают.

    Поэтому „искусство для искусства" иска­ние только красочных сочетаний, мисти­ка, фантастика, чудачества и всякая не­лепица поощряются царскими и буржу­азными правительствами. Создается лов­кими людьми даже теория, которая дока­зывает, что идейность, гражданско-революционная тематика это просто при­знак бездарности художника.

    Нам советским художникам, надо иметь не только прекрасный зоркий глаз, но и способность думать. Нам надо и видеть, и думать, ибо мы— художники Октябрь­ской революции, совершенной в интере­сах всего человечества. Мы живем в стра­не величайших дел и идей. Мы должны все увидеть, все прочувствовать, все по­нять и показать всем трудящимся, - вот когда только мы будем настоящими ра­ботниками советской культуры.

    Наши выставки устраиваются только в центрах: в Москве, в Ленинграде, Харь­кове, Тифлисе и еще кое - где.

    Стомиллионная громада рабочих и крестьян культурой изобразительного ис­кусства не затронута.

    Какая прекрасная, какая увлекательная перспектива вскопать эту целину достой­ными эпохи картинами.

    Не пора ли наладить передвижные вы­ставки для деревни и далеких республик?

    Глубоко прав тов. Пашуканис в „Замет­ке о культуре и политике”: “Беда, сейчас, вовсе не в том, что различные виды культурного творчества расцениваются утилитарно, а в том, что их громадное и именно утилитарное значение недоста­точно еще оценено, что этот богатый и могучий арсенал средств социального воздействия не использован в полной мере, что почти отсутствует системати­ческая работа над воспитанием нового человека и нового

    человечества с по­мощью этих наиболее тонких методов культурного воздействия".

    Надо удивляться той косности, какую встречает истинно-культурная выставочно-­издательская деятельность АХРР'а, так искусно замалчиваемая нашими искусст­воведами.

    Нельзя обойти молчанием выставку ри­сунка Третьяковской галереи за 10 лет Октябрьской революции, где нет ни одного рисунка, имеющего отношение к Октябрю. Третьяковская галлерея не же­лает приобретать картины, тематически связанные с революцией.

    Третьяковская галлерея справила своеобразный тоже десятилетний юбилей,— она не впустила Октябрь в галлерею.

    Сейчас готова выставка художествен­ных произведений к 10-летию Октября, организованная комиссией Совнаркома.

    Не пора-ли подумать о создании ново­го музея, где бы мог воспитываться но­вый человек? Но если из „Петербурга" совершенно разумно сделали Ленин­град, то, не пора ли, Третьяковскую галерею приспособить для нужд граждан СССР, ведь картины пишутся не для искусствоведов, ведь:

    „Искусство принадлежит народу. Оно дол­жно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс.

    Оно должно быть понятно этим массам и любимо ими.

    Оно должно объединить чувства, мысль и волю этих масс, поднимать их”. (Ленин)





  •